Евгений Каплан (elkaplan) wrote,
Евгений Каплан
elkaplan

Category:

Заливные луга

Жемчужные лужайки

Весной река Сороть разливается на сотни метров и  в ее верховьях много великолепных заливных лугов. Городские люди представляют себе заливные луга, как жемчужные   лужайки для пикников, заросшие чудесными полевыми цветами.

На самом деле это настоящие травяные джунгли в рост человека, густые  и мощные настолько, что передвигаться по ним, практически невозможно.

Однажды, я (предварительно вытоптав траву и срубив высоченные болотные кочки) разбил лагерь у самого берега, но за дровами в лес, темневший  в ста метрах от уреза воды, пойти не решился – дорога заняла бы пару часов, а там бы уже и стемнело.

А что такое искать палатку в темноте травяной чащобы я понял пару дней назад, когда также вот пошел за дровами, а палатку,  затерявшуюся в этом дремучем осоковом лесу найти не смог.

Холодная ночевка

Пришлось заночевать на высокой кочке, подстелив охапку срубленной топором осоки, благо ночь выдалась теплая, а комаров с мошками в сентябре уже не было. Яркие звезды сверкали на ясном по южному псковском небе.

Зверей можно было не бояться – сквозь такой заслон никто не продерется. Надо сказать, что это была моя первая холодная ночевка в жизни. Такого не случалось даже в суровой алтайской тайге, так что заливные луга – это посерьезнее.

Испокон веку (и при царе – батюшке, и при советской власти) в этих краях кипела жизнь – по берегам Сороти стояли крепкие деревни с хорошими бревенчатыми домами, звенели косы, паслись коровы и лошади.

Звучал детский смех, брехали собаки игрались свадьбы. Люди рождались, жили, умирали. И вся эта жизнь была вокруг заливных лугов, они кормили людей, молоко и мясо шли в окрестные городки. В Новоржеве работал большой молокозавод, который давал работу и городским людям.

Запустение

Сейчас заливные луга стоят не скошены, деревни опустели – осталось по три – четыре дома, да по одному старику или старухе,. доживающим свой несчастливый век.

Молокозавод закрыли – половина Новоржева сидит без работы, половина мастерит деревянные  поддоны для Петербурга. Сердце болит, когда смотришь на это безлюдье и запустение посреди зеленого  золота заливных лугов.

Ведь заливные луга – это не нефть, за которой надо идти все дальше и глубже, безжалостно разрушая природу. Это бесценный дар матушки – земли: косите их каждый год, берите сочную траву, берите молоко, берите жизнь. А на будущий год полутораметровая, сочная осока вырастет снова.

Не надо удобрений, не надо даже пахать – бери и радуйся жизни, радуйся щедрой псковской земле. Так было всегда, а теперь заливные луга стоят не скошены. И на фоне этой поистине печальной, я бы даже сказал трагической картины, тошно слышать пустую болтовню о подъеме нашего села и возрождении России.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments